«Производство ради объемов — путь в никуда». Oasis услышал доводы властей, критиковавших Heineken

«Бобруйский бровар» изменил стратегию и сделал ставку на производство локальных брендов, экспорт и загрузку собственных мощностей, за недостаточное развитие которых власти подвергли критике концерн Heineken, который в 2017-м продал завод в Бобруйске группе Oasis. Об этом TUT.BY рассказал глава Oasis в Беларуси Максим Винник.


Максим Винник. Фото: пресс-служба компании

Группа компаний Oasis в прошлом году закрыла сделку по приобретению белорусских активов компании Heineken и объединила в «Бобруйский бровар». Пикантность истории в том, что основные акционеры Oasis (до переименования — Detroit Investmеnts) создавали пивной завод «Сябар» в Бобруйске. Именно его в 2007 году выкупил Heineken. Почти год назад случился своеобразный buy back.

Максим Винник считает, что «не совсем корректно говорить про обратный выкуп» хотя бы потому, что Heineken самостоятельно покупал «Речицапиво». К тому же за прошедшее время Oasis, созданная в 2010 году экс-владельцами «Пивоварни Ивана Таранова» Евгением Кашпером и Александром Лившицем, пополнилась акционерами в лице ЕБРР, IFC и Oettinger.

Но Heineken от «Речицапиво» сам и избавился путем реструктуризации активов в Бобруйске и Речице, где сейчас расположен логистический центр «Бобруйского бровара».

«У Heineken за прошедшее время изменилась стратегия в Восточной Европе. У них был опыт успешной совместной работы с Oasis в Казахстане и Украине. Поэтому приняли решение использовать такой формат и в Беларуси», — прокомментировал Максим Винник официальную позицию по случившейся год назад сделке, но не раскрыл ее финансовые детали.

В начале 2014 года власти Беларуси подвергли критике Heineken за убыточную работу, которая не позволяла платить налог на прибыль, большие объемы импорта и недозагрузку мощностей в Беларуси. Стоит напомнить, что незадолго до этого Heineken на фоне падения рынка сконцентрировал производство пива и кваса в Бобруйске, а в Речице остались солодовня, склад и дистрибуционный центр, количество персонала снизилось со 160 до 90 человек. В 2015 году власти и одна из крупнейших пивоварен мира вроде бы пришли к консенсусу. Но, как говорится, «осадочек остался».

Изучал ли Oasis опыт работы Heineken в Беларуси и готов ли был принять доводы белорусских властей?

— Мне не хотелось бы комментировать работу «Хайнекен». Могу лишь сказать, что мы сейчас не испытываем давления [властей]. Наоборот — находим поддержку. Может быть, потому что изменили приоритеты. Стратегически настроены развивать локальные бренды («Бобров», «Рэчыцкае», «Золотая кружка» и квас «Хатнi») и заниматься экспортом. Это соответствует производственным ожиданиям [руководства] Беларуси. Первоочередная задача — загрузить производство собственными марками. Ключевая претензия [белорусских властей к «Хайнекен»] была в загрузке мощностей. Мы ее постепенно увеличиваем. К концу 2018 года этот показатель составит 75%. Хотя в сезон мы загружены на 100%.

Экспорт «Бобруйского бровара» составляет 15−16% от объемов производства, импорт — 12%. Локализация ключевых зарубежных марок (Heineken, Krušovice, «Жигули») возможна в Бобруйске, но стоит вопрос экономической целесообразности и приоритетов компании. В первую очередь компания планирует увеличивать мощности для собственных торговых марок, подчеркнул Винник.

Что касается сотрудничества с Heineken, то у «Бобруйского бровара» подписаны долгосрочные контракты (на 7 лет) на лицензионное производство и импортные поставки.

В 2018 году «Бобруйский бровар» инвестирует 1 млн долларов «в контроль качества и его стабильность». Подобные суммы в развитие мощностей будут вложены и в 2019−2020 годах.

«Бобруйский бровар» не разглашает свою выручку и чистую прибыль. Вместе с тем с учетом того, что соковый завод «Оазис» также принадлежит Oasis, то «объединенный портфель сопоставим с бизнесом «Кока-Колы» в Беларуси или «Аливарии». Для справки: выручка «Аливарии» за 2017 год составила 146,8 млн рублей.

В Oasis в Беларуси трудится 911 человек. Средняя зарплата составляет 1165 рублей.

Что касается собственных торговых марок розничных сетей, Oasis пока производит только сок. По пиву еще «идут переговоры».

— Производство для сторонних организаций не числится в списке первоочередных приоритетов. Это не всегда благодарная работа, — поясняет Винник. — Говорят, на private label откликаются только те, кому нужно загрузить мощности. У нас есть интерес в целом зарабатывать. И возможно, что у нас еще нет проекта в пиве, потому что не удалось договориться с сетями. Производство ради генерации объемов — путь в никуда. Бизнес должен зарабатывать, чтобы потом инвестировать в развитие.

Ранее Oasis Group налаживала производство некоторых своих пивных марок на мощностях «Криницы» и «Брестского пива». Но уже полгода назад сотрудничество было прекращено ввиду приобретения завода в Бобруйске. Основные акционеры Oasis также пока не планируют участвовать в возможной приватизации госзаводов в Беларуси. Хотя в свое время проявляли интерес к этим активам.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий